Часть II. Практическая мудрость и сила воли

Глава 3. Самообладание: Господство духа и сердца

Я уже не учу, как управлять людьми; я учу, как управлять собой
Питер Друкер.

Чтобы руководить другими, нужно сперва уметь руководить собой. Нужно обладать добродетелью самообладания, которая подчиняет духу эмоции и направляет их жизненную энергию к исполнению нашей миссии.

Достаточно представить себе последствия невоздержанности, чтобы понять, насколько самообладание нужно лидеру.

Невоздержанность помрачает разум. Человек, помешанный на власти, деньгах или чувственных наслаждениях, теряет контакт с реальностью. «Невоздержанность, – пишет Пипер, – парализует способность к адекватному восприятию реальности и взвешенному принятию решений. Она лишает благоразумия, приводит к слепоте духовной, разрушает способность принимать верные решения»[1].

Я помню один забавный случай, когда из-за очевидной невоздержанности мы с другом утратили связь с реальностью. Однажды, в конце 1970-х, мы с семьей совершали путешествие по Атлантическому океану на парусной лодке отца, в окрестностях города Ла-Рошель. Мой друг Жан и я должны были нести вахту с полуночи до 4.00 утра. В час мы проголодались, взяли коробку с конфетами и стали беседовать, наслаждаясь спокойной лунной ночью. Спустя некоторое время неподалеку от лодки, к нашему ужасу, неожиданно появились скалы. Я разбудил отца и сказал, что есть проблема. Он посмотрел на нас, на металлическую коробку с конфетами, лежащую рядом с компасом… и все понял. Металлическая коробка влияла на компас, так что мы шли совсем не в том направлении! Увлекшись конфетами, мы проявили непростительную глупость, упустив из виду такую очевидную вещь. Это, впрочем, не помешало моему другу спустя несколько месяцев после этого события поступить в Парижскую политехническую школу, самый престижный вуз Франции…

Невоздержанность ослабляет волю, подрывая выносливость и справедливость: властолюбец, стяжатель или развратник вряд ли будет уважать достоинство тех, с кем он работает или имеет дело.

Невоздержанность более всего портит сердце, вытесняя из него великодушие и смирение. Человек, лишенный самообладания, теряет чувство миссии и всякую способность к служению. Он зациклен на самом себе. Для него жизнь – не задание, а совокупность ощущений.

Невоздержанность подрывает доверие. Эскрива иллюстрирует это притчей: «Быть может, вы слышали в детстве сказку о крестьянине, которому подарили фазана с золотыми перьями. Вдоволь нарадовавшись и налюбовавшись подарком, хозяин задумывается: куда же его поместить? После нескольких часов сомнений он решает, что курятник – самое подходящее для фазана место. Куры потрясены красотой гордого незнакомца. Они видят в нем чуть ли не полубога и следуют за ним восторженной толпой. Но вот наступает час обеда. Хозяин бросает первые горсти отрубей – и проголодавшийся полубог несется, сбиваясь с ног, набрасывается на угощение и жадно набивает утробу. Миг – и чудо красоты обернулось прожорливым скотом. Какое жалкое зрелище! Разочарованные наседки бросились к поверженному идолу и клевали его до тех пор, пока не выдернули из его хвоста последнее золотое перо»[2].

Если мой босс взрывается, когда ему противоречат, или завидует, когда его затмевают, или грубо пожирает своим чувственным взглядом любую проходящую рядом женщину, то я скорее всего потеряю доверие к нему. Как обитатели птичьего двора, обратившиеся против тщеславного фазана, я буду относиться к нему… без особого почтения.

Самообладание оказывает прямое влияние на то, как человек осуществляет свой профессиональный долг. Возьмем пример управления временем. Директора компаний знают, что они должны посвящать достаточно времени долгосрочному планированию, общению с персоналом и его профессиональному и нравственному воспитанию. Однако исследования показывают, что в реальности они редко отводят больше 10% своего времени таким важным функциям. Они делают то, что приятно, а не то, что должно. Это естественная человеческая слабость. Но это также и недостаток самообладания.

Нам приятно заниматься срочными делами. «Срочные дела, – говорит Кови, – обычно очевидны. Они давят на нас, призывая к незамедлительным действиям, и окружают со всех сторон. Делать их в основном легко и приятно. Но зачастую они не имеют абсолютно никакого значения! Важность, с другой стороны, напрямую связана с результатом. Важное дело – это шаг в направлении осуществления личной миссии, реализации собственных ценностей, достижению наиболее приоритетных целей»[3].

Многие люди, занимающие руководящие посты, не способны контролировать свои эмоции. Им нужны не семинары по управлению временем, а практика самообладания. Им нужно учиться говорить «нет».

Праведные и неправедные эмоции

По мнению Платона тело – это темница души, и эмоции – это цепи, ее сковывающие. По Платону человек призван освободиться от тела, превзойти материальный мир и вступить в царство чистого духа. Для Платона свобода – это свобода от материи.

Платон здесь сильно заблудился. Эмоции нужны, они неотъемлемая часть человеческой природы. Что чисто духовно, то уже не человечно. Эмоции – это источник, поддерживающий и оживляющий человеческую природу. Добродетели предполагают наличие эмоций. Платоновский спиритуализм, восточный нирванизм, кантовский морализм, стоическая апатия и пуританская холодность, – в этих учениях и явлениях отражается крайне усеченное понимание человеческой природы.

Праведные эмоции (целомудренная любовь, чистый страх, праведный гнев…) порождают добрые поступки; неправедные эмоции (нечистые желания, неправедный гнев, гордыня, зависть, стяжательство…) порождают злые поступки.

Самообладание взращивает праведные эмоции и направляет их жизненную энергию к исполнению нашей миссии. По словам Пипера самообладание – «словно берега, благодаря которым река получает дар свободы, силы и быстроты»[4].

Праведные эмоции совершенствуют личность и делают ее эффективной. Христианство не отрицает эмоций: Иисус Христос гневался, страшился, радовался, печалился, плакал.

Самообладание сдерживает неправедные эмоции. Бог сотворил человека хорошим, но в результате грехопадения человеческая природа оказалась раненой, поврежденной: в человеческую природу вошла похоть, т.е. тройная склонность к гордыне, богатству и чувственному наслаждению. Очищая свое сердце, человек расширяет его, создает в нем место для величия и служения. Очищение сердца – это пожизненный процесс, в котором участвует Бог: в силу первородного греха, человек один не способен до конца очиститься.

Чистота: господство духа

Сексуальность – дар Божий. Ее цель – любовь между супругами и произведение потомства. Если мы видим в сексе в основном инструмент удовлетворения собственных страстей и действуем соответственно, то мы вносим нравственный хаос в самое сердце нашего бытия.

По идеологическим и коммерческим причинам многие внедряют в сознание людей именно это понимание сексуальности. Инструментализация сексуальности вбивает клин между супругами. «Я удивлялся, откуда бралось наше озлобление друг к другу, – признается герой «Крейцеровой сонаты» Толстого, вступив в брак, который соединял лишь плоть супругов и ничего больше, – а дело было совершенно ясно: озлобление это было не что иное, как протест человеческой природы против животного, которое подавляло ее. Я удивлялся нашей ненависти друг к другу. А ведь это и не могло быть иначе. Эта ненависть была не что иное, как ненависть взаимная сообщников преступления – и за подстрекательство и за участие в преступлении»[5].

Объявив, что он всего лишь на миллиметр выше обезьяны, человек ведет себя так, словно он на сантиметр ниже свиньи. Под вопрос ставится будущее культуры, и общество оказывается под угрозой коллективного самоубийства. Упражняясь в самообладании, человек защищает себя и общество от хаоса и разрушения. В этом смысле самообладание и есть подлинная любовь к самому себе, подлинное себялюбие.

Однако самообладание – это не только самозащита, это нечто большее, нечто глубоко активное и положительное. В самообладании укореняется добродетель чистоты. Подлинная чистота – не холодная, унылая нравственность фрустрированной личности, а ликующее утверждение любящей воли[6]. Чистота как радикальная форма самообладания располагает лидера к тому, чтобы открыться другим и служить им бесстрашно, радостно и без расчета.

Бескорыстие: господство сердца

Кроме чистоты самообладание заключает в себе добродетель бескорыстия. Бескорыстие – не отказ, а внутренняя независимость от материальных благ.

Бескорыстие очищает и раскрепощает сердце. В бескорыстии можно упражняться среди материального изобилия. Директор крупной компании призван к бескорыстию не меньше, чем монах-отшельник. Но это не значит, что ему нужно являться в офис в монашеской рясе и сандалиях.

Бескорыстие, по словам Эскривы, – это «не крикливая и лезущая в глаза бедность – личина лени и заброшенности. Одевайся в соответствии со своим званием, окружением, семейным положением, трудовой спецификой… Будь естественным без экстравагантности»[7].

Бескорыстная душа содержит вещи, которые она использует, в хорошем состоянии. Она относится к ним бережно и извлекает из них лучшее.

Александр Васильевич Суворов – пример самообладания и нерушимой бескорыстности. Суворов представлял собою яркое исключение среди возведенной в принцип продажности екатерининских вельмож. Все искали, чем бы поживиться, все воровали направо и налево. Французы грабили завоеванную Италию, австрийцы – Польшу. Суворов же никогда не взял ни одной вещи из бесценной добычи, которая доставалась войскам в результате его побед. Во всех своих привычках он был необыкновенно свободен. Он лишал себя даже элементарного комфорта. Ездил он всегда в самой простой таратайке или на первой попавшейся казацкой лошаденке, одевался в добротные, но грубые ткани, пользовался самой простой мебелью и т. д. Все это составляло разительный контраст с царившей в XVIII веке безумной роскошью.

Бескорыстие – господство сердца. Бескорыстие и чистота – это два крыла, на которых лидеры возносятся на орлиную высоту.

Праведный гнев

Лидеры не теряют хладнокровия. Они остаются спокойны и вежливы даже в самых трудных обстоятельствах.

«В лихорадочную атмосферу парламентских дебатов свежую струю вносил Робер Шуман, – писал депутат французского парламента Андре Филипп. – Его можно было видеть всегда готовым к диалогу, когда он пытался убедить, принимая возражения оппонентов с постоянным спокойствием и учтивостью. Он никогда не применял тривиальных средств, не преувеличивал вес аргумента, не повышал голос»[8].

Но перед лицом несправедливости кроткий Шуман умел гневаться. Он яростно воспротивился попыткам Французской республики отменить религиозное воспитание в школах Эльзаса и Лотарингии, что оказались во французской юрисдикции после Первой мировой войны. Хотя он был тогда лишь молодым депутатом Национальной ассамблеи, Шуман поднялся и прогремел: «Ваши безбожные школы – это часть всеобщего плана по искоренению религии на территории Франции. Мы отвергаем их». Правительство отступило.

Праведный гнев – здоровая, благородная реакция на зло и несправедливость. Иисус Христос проявил праведный гнев, когда бичом изгнал из храма менял. Праведный гнев стимулирует мужество. А вот лицемерная кротость поддерживает трусость.

Благодарность vs. зависть

Зависть – чудовищная, уродливая реальность. Она серьезно препятствует лидерству. Зависть – это не стремление обладать тем же, чем обладает мой сосед, или быть столь же одаренным, как он. Подобная амбиция скорее всего полезна. Зависть – это нечто другое, она неизменно порождает ненависть к конкуренту.

Зависть – продукт малодушия. Великодушный человек не завидует, а благодарит. Он говорит «спасибо» и вознаграждает людей за их усилия.

Любознательность vs. любопытство

Лидеры любознательны, а не любопытны. Любознательностьэто желание знать, чтобы вникать в суть вещей. Любопытство – это желание знать, чтобы наслаждаться самим знанием. Любопытство – форма сладострастия. Мозговой чувственник – понятие точное, его ввела Марина Цветаева[9].

Подлинная культура – это намного больше, чем поверхностное знание многих вещей, механическое запоминание и погоня за новизной. Нужны время для размышления и нравственные рамки для осмысления разрозненных фактов и мнений.

У лидера есть план формирования собственной личности и личности своих последователей. Он не читает все подряд книги и журналы, не смотрит всякие фильмы и не слушает любую музыку. Он избирателен: он отбрасывает то, что пошло, отфильтровывает то, что сомнительно, и наполняет свое сердце тем, что благородно.

Нет величия без самообладания: чтобы говорить «да» тому, что истинно и благородно, надо сначала научиться говорить «нет» тому, что низко и бесплодно. Потом надо уметь собирать и направлять к поставленной цели весь эмоциональный потенциал нашей личности.

[1] J. Pieper, Fortitude and Temperance, p. 63.

[2] Х. Эскрива, Друзья Божии, 113.

[3] S. Covey, The 7 Habits of Highly Effective People, p. 151.

[4] J. Pieper, op. cit., p. 82.

[5] Л.Н. Толстой, Крейцерова соната, 13.

[6] Х. Эскрива, Христос проходит рядом, 25. СПб, Белый Камень, 2008.

[7] Х. Эскрива, Друзья Божии, 122.

[8] См. R. Lejeune, op. cit., Prologue 2.

[9] В письме к А.В. Бахрару от 25 июля 1923 г.

От автора

Июль 3, 2016/от Alexandre

Введение: Лидерство – это характер

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть I. Величие и служение. Глава 1. Великодушие: Устремленность к великому

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть I. Глава 2. Смирение: Преданность служению

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть I. Глава 3. Просто сказать «нет»

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть II. Практическая мудрость и сила воли. Глава 1. Благоразумие: Принимать верные решения

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть II. Глава 2. Мужество: Держаться избранного курса

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть II. Глава 3. Самообладание: Господство духа и сердца

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть II. Глава 4. Справедливость: Коммуникабельность и взаимодействие

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть III. Лидерами не рождаются, ими становятся. Глава 1. Аретология: Наука о добродетелях

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть III. Глава 2. Мы – то, что привычно делаем

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть III. Глава 3. Единство добродетелей

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть III. Глава 4. Лидеры ума, воли и сердца

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть IV. Лидерство и самореализация. Глава 1. Нравственный облик лидера

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть IV. Глава 2. Добродетель и самореализация

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть IV. Глава 3. Ловушки нормативной этики

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть V. К победе. Глава 1. Воздействие христианской жизни

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть V. Глава 2. Практические шаги

Июль 3, 2016/от Alexandre

Эпилог

Июль 2, 2016/от Alexandre