Часть II. Практическая мудрость и сила воли

Глава 4. Справедливость: Воздавать каждому должное

Справедливость – это благоговейное внимание ко всему.
Вячеслав Всеволодович Иванов

Справедливость – это привычка воздавать каждому должное. Мы воздаем каждому должное, когда мы практикуем добродетели межличностного общения (правдивость и любовь) и строим общее благо посредством исполнения наших профессиональных, семейных и общественных обязанностей.

Справедливость – не только политическое или юридическое понятие. Это личная добродетель, стабильное качество характера. Без справедливых людей нет справедливого общества.

Справедливость требует благоразумия, т.е. способности определить, что нужно воздать именно этому человеку, на что именно он имеет сейчас право. Справедливость требует мужества: нужна сильная воля, чтобы воздавать человеку должное не время от времени, а всегда.

Человеческая природа неизменна

Само представление о том, что у нашего соседа есть должное, предполагает права нашего соседа. Но эти права нельзя твердо установить при отсутствии таких понятий, как «человек», «человеческая природа», «человеческое достоинство». Если человек – «обезьяна», воздать ему должное – значит воздать ему то, что должно обезьянам.

Человек – субъект, который является в то же время объектом, т.е. носителем объективной структуры потребностей. Если мы отрицаем саму идею человеческой природы, то мы вскоре окажемся в мире, лишенном прав, а значит, и справедливости, в мире Освенцима и Колымы*.

Человеческая природа – это не миф и не иллюзия. Это не абстрактное, нереальное умственное построение. Человеческая природа умопостигаема и воплощает неизменные принципы, самоочевидные естественные законы.

Даже тоталитарным государствам современности не удалось отменить человеческую природу, хотя попыток было сделано немало.

Летом 1983 г. я впервые приехал в Советский Союз, чтобы посетить родственников в Грузии. Я остановился у моей двоюродной бабушки Елены. Она жила одна со своим сыном с 1938 г., когда НКВД расстрелял ее мужа и двоих братьев. Ее третий брат (мой дедушка) бежал из Союза в 1927 г. и поселился в Париже, где женился на дочери французского генерала.

Тетя Елена познакомила меня с Сандро, моим отдаленным кузеном. Ему было 20 лет, он учился на архитектора. Мы стали хорошими друзьями и решили провести вместе несколько дней в Батуми на берегу Черного моря. В вечер нашего приезда нам не удалось заснуть, потому что неподалеку, на соседнем кладбище, бедная женщина безудержно причитала на могиле своего сына. Тогда мы устроились на балконе, прихватив бутылку грузинского вина и пачку сигарет, и до самого утра говорили о жизни, смерти и вечности.

К своему удивлению, я обнаружил, что Сандро, хотя он родился и вырос в СССР, разделял многие из моих нравственных ценностей. Он сохранил как будто врожденное понимание подлинной человеческой природы. И я начал осознавать, что такое понимание предшествует воспитанию и способно противостоять самой ожесточенной пропаганде.

Искушение «освободить» людей от их собственной природы присуще не только марксизму, но и всем материалистическим мировоззрениям. Такие философы, как Ницше, Сартр и Симон де Бовуар, отказывались признать, что человеческая природа как таковая вообще существует. Для них все сводилось к человеческой воле. Разум ни во что не ставился.

В конце XX века Элизабет Бадентер, писательница и жена бывшего французского министра юстиции, провозгласила неотложную необходимость освободить женщин от женственности и мужчин – от мужественности. Элизабет Бадентер предлагает создать инкубатор, в котором развивающийся плод находился бы в течение девяти месяцев вместо чрева матери; она предлагает развивать технологию, позволяющую мужчине зачать и с помощью кесарева сечения родить ребенка[1]. Отказ от биологической природы по рецепту мадам Бадентер сейчас в моде. Между тем этот проект, вполне достойный биолога-шарлатана Лысенко*, по сути своей тоталитарен. Как таковой он не имеет будущего, хотя способен причинить огромный вред, прежде чем люди его раскусят.

Когда под вопрос ставится неизменность человеческой природы, термин «права человека» теряет всякий смысл. Права человека священны лишь потому, что они вписаны в нашу неизменную человеческую природу. Они могут быть закреплены в таких международных соглашениях, как Декларация прав человека 1948 г., но они не проистекают из таких источников. Они выше, чем парламенты, суды и трибуналы.

Понятия «справедливость» и «демократия» слишком часто расходятся; иногда большинство по своему произволу подавляет права человека: Соединенные Штаты узаконили рабство, господствовавшее со времен Вашингтона до Линкольна; Гитлер был избран демократическим путем; после Второй мировой войны вплоть до 1990-х годов большинство западных интеллектуалов смотрели на марксизм как на евангельскую истину, невзирая на неоспоримые свидетельства его краха на огромном пространстве к востоку от Берлинской стены.

Все люди обладают фундаментальными правами, проистекающими из неизменной человеческой природы. Они укоренены в разуме и тем самым не подвержены изменчивым ветрам общественного мнения. Это золотое правило этики: «сперва – разум, затем – воля».

Личность, общество, общее благо

Человек есть личность, а не какая-то замкнутая в себе монада. Быть личностью значит существовать в общении с другими личностями.

«Истинная индивидуальность, – пишет Владимир Соловьев, – есть некоторый определенный образ всеединства, некоторый определенный способ восприятия и усвоения себе всего другого. Утверждая себя вне всего другого, человек тем самым лишает смысла свое собственное существование, отнимает у себя истинное содержание жизни и превращает свою индивидуальность в пустую форму. Таким образом, эгоизм никак не есть самосознание и самоутверждение индивидуальности, а напротив – самоотрицание и гибель»[2].

Истинная индивидуальность не равнодушна к общественному благу. Общее благо – это совокупность условий, позволяющих людям достичь нравственного совершенства и материального благополучия. Общее благо – это уважение к истине, свободе, образованию, работе, семье, собственности, религии, правам человека, культуре, здравоохранению и закону.

Человек реализует общее благо прежде всего путем честного исполнения своих профессиональных, социальных и семейных обязанностей.

Честное исполнение повседневных обязанностей

Справедлив тот, кто работает по совести. Работу надо преображать в личную молитву – в разговор с Богом. По словам Эскривы «нужно превращать ежедневную прозу в возвышенный стих героической поэзии»[3]. Мы это делаем, когда работаем с компетентностью и профессионализмом, и когда служим людям своей работой.

Любовь к работе и трудоголизм – это разные вещи. Семья важнее работы. Более того, семейная жизнь – это источник культуры, без которой человек глубоко неэффективен в своей работе. Молодые агрессивные люди, помешанные на поиске прибыли, вряд ли являются долгосрочным человеческим капиталом, в котором нуждается здоровый бизнес. Чтобы руководить, нужно доверие, культурное взаимодействие и подлинное взаимное уважение. Этому мы учимся в семейной жизни.

Сейчас, когда политика стала исключительным уделом политической касты, пример бывшего президента Филиппин Корасон Акино – яркое свидетельство тому, что многие домохозяйки способны заниматься политикой более эффективно, нежели большинство профессиональных политиков, лишенных элементарного чувства величия и служения. На президентских выборах 1986 года диктатор Маркос заявил, что Акино не способна править, поскольку она всего лишь домохозяйка. Но вот домохозяйка Корасон Акино выиграла выборы, отправила Маркоса в изгнание и полностью преобразовала Филиппины.

Справедливый человек упражняется в добродетели гражданственности. Он по возможностям и талантам присутствует в политической, общественной и культурной жизни своей страны. Справедливый человек не равнодушен к политическим течениям своего времени, особенно тем, что чреваты моральными последствиями.

Справедливый человек упражняется в добродетели благочестия. Если Бог восхотел, чтобы я существовал, и призвал меня к жизни, справедливость требует, чтобы я любил Его всем сердцем своим, всем умом своим и всей душой своей. Равнодушие по отношению к Богу – это глубочайшая несправедливость. Упражняться в благочестии – значит общаться с Богом, как сын общается со своим Отцом, соблюдать Его заповеди и упражняться в добродетелях, на которые они указывают.

Человек, живущий по вере, а не просто посещающий храм, порождает доверие. Он же чувствует свою ответственность перед Богом, а не только перед советом директоров, парламентом или судом общественного мнения, которыми легко манипулировать. Как сказал однажды английский мыслитель Гилберт Кит Честертон, «если бы я не верил в Бога, то я бы очень хотел, чтобы в Него верили мой врач, мой адвокат и мой банкир». Добавим: и мой шеф тоже!

Справедливость идет рука об руку со смирением. Смиренный человек осознает свою ответственность перед Богом и людьми. Он живет, чтобы служить. Гордец же не сознает того, чем он обязан другим, а лишь помнит, чем другие обязаны ему.

Справедливость связана и с великодушием. Чтобы в совершенстве исполнять свои повседневные обязанности, надо узреть то божественное и сокровенное начало, что скрывается в самых простых, обыденных вещах. Надо уметь найти величие в будничной действительности и в служении окружающим.

Справедливость и истина

Мы справедливы, если мы прежде всего правдивы. Мы правдивы, если наши слова верно соответствуют тому, каковы вещи в реальности.

Правдивый человек не повторяет, как попугай, непроверенную информацию. Он не рабствует перед средствами массовой дезинформации, не холопствует перед либеральной интеллигентщиной и ее сектантскими, фальшивыми лозунгами.

Ради мира и покоя нельзя истину попрать. Мир, основанный на фальши, – это вовсе не мир. Яркий пример тому в современной истории – известное Мюнхенское соглашение, узаконивавшее притязания Германии на регион соседней Чехословакии – Судеты, где проживало значительное по численности немецкоговорящее население. Основываясь на личных заверениях Адольфа Гитлера в том, что у него нет других территориальных амбиций, кроме Судет, британский премьер Невил Чемберлен и его французский коллега Эдуард Даладье подписали этот роковой документ. Они вернулись в свои столицы, торжествуя и провозглашая: «Мир на все времена!»… Два года спустя солдаты вермахта маршировали по Елисейским Полям, а сам Даладье был брошен в тюрьму.

Справедлив тот, кто искренен и прост. Быть искренним – значит говорить незавуалированную правду о своих мыслях, чувствах и желаниях; быть простым – значит избегать всякой искусственности, официозности и хвастовства. Искренность выражается в словах, простота – в действиях. Искренность и простота –  младшие сестры правдивости.

Справедлив тот, кто доверчив. Человеку надо благоразумно доверять. «Презумпция виновности» – это категория, присущая черным людям. Лучше время от времени доверять обманщику, чем принципиально отказывать в доверии тому, кто его заслуживает.

Справедливость и любовь

Мы воздаем людям должное, когда уважаем их. Но уважать мало, надо любить. Строго говоря, мы не обязаны другим любовью, и другие не вправе требовать ее от нас. Однако чем выше наше понимание человека, тем вернее наше понимание справедливости. Человек – это личность, невозможно воздавать ему должное, кроме как любя его. Справедливость без любви – это еще не справедливость.

Справедливость требует практики множества добродетелей – таких, как эмпатия, дружелюбие, жизнерадостность и милосердие.

Томас Мор дал миру прекрасный пример эмпатии, дружелюбия и жизнерадостности. Вот известный портрет Мора, набросанный его другом Эразмом:

«Его выражение лица в гармонии с характером, оно всегда светится дружелюбной радостью и даже зарождающимся смехом, и, честно говоря, его лицо устроено скорее, чтобы выражать радость, чем серьезность и достоинство, хотя в нем нет ничего глупого или шутовского… Он, кажется, родился и сформировался для дружбы, и он – самый верный и стойкий друг… Когда он находит кого-то искренним и чувствует к нему расположение, он испытывает такое удовольствие в его обществе и беседе с ним, что видит в этом удовольствии главное очарование жизни… Одним словом, если вам нужен совершенный образец дружбы, вы не найдете человека лучше, чем Мор»[4].

В современном мире дружба находится в кризисе. Многие боятся дружбы, поскольку опасаются проистекающих из нее обязанностей. Они культивируют «отношения» вместо дружбы и «связи» вместо друзей. Они улыбаются и шутят, но нет у них подлинного интереса к людям.

Справедлив тот, кто милосерден. Надо научиться прощать. Прощать не значит молчать. Иисус Христос не осудил женщину, пойманную в прелюбодеянии, но дал ей наставление: «Иди, и больше не греши»[5].

Справедливость без милосердия – жестокость; милосердие без справедливости – вседозволенность. Нельзя терпеть поведение, что наносит вред общему благу. Это справедливо и милосердно уволить служащего, чья деятельность вредна для организации, если он никак не исправляется. Лидер руководит посредством auctoritas (нравственного авторитета), который проистекает из характера, но он не колеблется при необходимости прибегнуть к potestas (формальной власти), присущей его положению. Если он не в состоянии дисциплинировать своих подчиненных, то быстро теряет авторитет.

Эмпатия, дружелюбие, радость и милосердие – это добродетели общения, взаимодействия, коммуникации. Справедливый человек – коммуникатор по преимуществу. Он проникает в сердца людей.

В то время как благоразумие подчеркивает необходимость ясного разума, справедливость подчеркивает необходимость доброй воли. Эта добрая воля отражается не столько в желаниях и намерениях, сколько в непрестанной решимости воздавать каждому свое.

* Колыма была местом, где находилось множество самых жестоких советских трудовых лагерей. Более миллиона заключенных, в большинстве своем русских, умерли на добыче из вечной мерзлоты золота, урана и другого сырья. Колыма, по словам Солженицына, была «полюсом лютости этой удивительной страны ГУЛаг». Как и Освенцим – нацистский концлагерь, в котором погибли 2 миллиона человек, в основном евреев, – Колыма стала символом бесчеловечности и морального банкротства идеологических систем, отрицающих человеческую природу.

[1] См. Architects of the Culture of Death, pp. 196–197.

* Трофим Денисович Лысенко (1898–1976) был советским биологом-шарлатаном, господствовавшим в научном истэблишменте СССР во времена Сталина. Его противодействие современной генетике, которую он считал «буржуазной псевдонаукой», причинило серьезный и длительный ущерб советскому сельскому хозяйству. Его имя – синоним шарлатанства, некомпетентности и ущербности, проистекающих из условий, когда идеология господствует над объективной реальностью и естественным порядком вещей.

[2] В. Соловьев, Смысл любви, II, 3.

[3] Х. Эскрива, Борозда, 500. СПб, Белый Камень, 2008.

[4] Erasmus, Letter to Ulrich von Hutten, 23 July 1519.

[5] Ин 8:11.

От автора

Июль 3, 2016/от Alexandre

Введение: Лидерство – это характер

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть I. Величие и служение. Глава 1. Великодушие: Устремленность к великому

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть I. Глава 2. Смирение: Преданность служению

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть I. Глава 3. Просто сказать «нет»

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть II. Практическая мудрость и сила воли. Глава 1. Благоразумие: Принимать верные решения

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть II. Глава 2. Мужество: Держаться избранного курса

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть II. Глава 3. Самообладание: Господство духа и сердца

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть II. Глава 4. Справедливость: Коммуникабельность и взаимодействие

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть III. Лидерами не рождаются, ими становятся. Глава 1. Аретология: Наука о добродетелях

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть III. Глава 2. Мы – то, что привычно делаем

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть III. Глава 3. Единство добродетелей

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть III. Глава 4. Лидеры ума, воли и сердца

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть IV. Лидерство и самореализация. Глава 1. Нравственный облик лидера

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть IV. Глава 2. Добродетель и самореализация

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть IV. Глава 3. Ловушки нормативной этики

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть V. К победе. Глава 1. Воздействие христианской жизни

Июль 3, 2016/от Alexandre

Часть V. Глава 2. Практические шаги

Июль 3, 2016/от Alexandre

Эпилог

Июль 2, 2016/от Alexandre