Мне солдат дороже себя

Александр Суворов (1730-1800)

“Мне солдат дороже себя”.

Русский полководец Александр Васильевич Суворов не был магнетической личностью. «Этот полудикий герой, — пишет французский король Людовик XVIII, — соединял в себе с весьма невзрачной наружностью такие причуды, которые можно было бы счесть за выходки помешательства, если бы они не исходили из расчетов ума тонкого и дальновидного. То был человек маленького роста, тощий, тщедушный, дурно-сложенный, с обезьяньею физиономией, с живыми, лукавыми глазками и ухватками до того странными и уморительно-забавными, что нельзя было видеть его без смеха или сожаления».

Лидерство – вопрос не внешности, а добродетели.

Суворов пробуждал в солдатах чувство собственного достоинства. Он проявлял неустанную заботу о них и прямо рекомендовал: «Кто не бережет людей — офицеру арест, унтер-офицеру и ефрейтору палочки, да и самому палочки, кто себя не бережет». Он говорил: «Вся земля не стоит даже одной капли бесполезно пролитой крови… Мне солдат дороже себя». Суворов возвышал своих солдатов и служил им, и завоевал безграничное доверие и любовь армии.

Лидерство Суворова оказалось крайне эффективным: за всю свою карьеру он не знал ни одного поражения, дал более 60 сражений и все выиграл.

Суворов шел против воинской ментальности своего времени. Он говорил: «Побеждают не числом, а уменьем… Неприятелю времени давать не должно… Три воинских искусства: первое — глазомер, второе — быстрота, третье — натиск… Удивить — победить… Взор! Быстрота! Победа!… Быстрота и внезапность расстроят неприятеля и поразят… Атакуй с чем пришел! Коли, руби, гони, отрезывай, не упускай!… Ничего — кроме наступательного».

Суворов был деятелем, но не был трудоголиком. Он умел уединяться и размышлять. Глубокая созерцательность и энергичная деятельность – вот важные качества лидера. «Если б я не был полководцем, — говорил Суворов, — то был бы писателем».

Суворов был мудрым, благоразумным: он изучал не теории, а самую конкретную реальность: «Никакой баталии в кабинете выиграть невозможно… Не нужно методизма, а верный взгляд военный… Умей пользоваться местностью, управляй счастьем».

Суворов был справедлив: «Я проливал кровь ручьями. Содрогаюсь. Но люблю моего ближнего. Во всю жизнь мою никого не сделал несчастным. Ни одного приговора на смертную казнь не подписал. Ни одно насекомое не погибло от руки моей».

Суворов – пример самообладания и нерушимой бескорыстности. Здесь он представлял собою яркое исключение среди возведенной в принцип продажности екатерининских вельмож. Все искали, чем бы поживиться, все воровали направо и налево. Французы грабили завоеванную Италию, австрийцы — Польшу. Суворов же никогда не взял ни одной вещи из бесценной добычи, которая доставалась войскам в результате его побед. Во всех своих привычках он был необыкновенно свободен. Он лишал себя даже элементарного комфорта. Ездил он всегда в самой простой таратайке или на первой попавшейся казацкой лошаденке, одевался в добротные, но грубые ткани, пользовался самой простой мебелью и т. д. Все это составляло разительный контраст с царившей в XVIII веке безумной роскошью.

Суворов отличался своим реализмом и духовной трезвостью. Он написал: «Почитая и любя нелицемерно Бога, а в нем и братий моих, человеков, никогда не соблазняясь приманчивым пением сирен роскошной и беспечной жизни, обращался я всегда с драгоценнейшим на земле сокровищем — временем — бережливо и деятельно, в обширном поле и в тихом уединении, которое я везде себе доставлял».

Победоносный английский адмирал Нельсон писал Суворову: «Меня осыпают наградами, но сегодня удостоился я высочайшей награды: мне сказали, что я похож на Вас».