Нравственное лидерство в 12 пунктах

1. Подлинное лидерство основывается на подлинной антропологии, т.е. на верном представлении о человеке.

Такое представление должно включать в себя аретологию, –науку о добродетелях, – иначе оно будет неверным. Добродетель – это благородная привычка ума, воли и сердца, позволяющая человеку достичь личного совершенства и личной эффективности. Говорить о лидерстве – значит говорить о добродетели, потому что, во-первых, добродетель порождает доверие, без которого лидерство просто невозможно; а, во-вторых, добродетель – это динамичная сила, увеличивающая способность лидера к действию; об этом свидетельствует первоначальное значение латинского слово virtus (добродетель) – энергия. Добродетель позволяет лидеру делать то, чего мы от него ожидаем.

2. Лидерство – это искусство взращивать людей, способствовать их росту и достижению величия. Великодушие (величие) и братское смирение (служение), которые являются в основном добродетелями сердца – это сущность лидерства.

Великодушие (греч. мегалопсихия) – это привычка стремиться к великим целям (Великодушие чаще всего означает щедрость души, готовность бескорыстно жертвовать своими интересами для других; но у этого термина есть и другое значение: велокодушен тот, кто стремится к великому, потому что он осознает свое достоинство и величие как человек; мы здесь употребляем термин «великодушие» в этом последнем смысле). Лидеры велики в своих мечтах, видении и чувстве миссии; в своей способности бросать вызов самим себе и тем, кто рядом с ними. Братское смирение – это привычка служить. В лидерстве под смирением подразумевается служение. Лидеры привлекают, а не подталкивают; учат, а не приказывают; вдохновляют, а не распекают. Таким образом, лидерство – это не столько проявление власти над другими, сколько способность дать другим возможность проявить себя. В этом смысле лидер всегда является учителем и отцом (или матерью). Великодушие и братское смирение – это специфичные добродетели лидера; вместе они составляют сущность лидерства.

3. Лидерство является жизненным идеалом для человека, поскольку великодушие и братское смирение, величие и служение, – это уже, на самом деле, жизненный идеал.

Великодушие и братское смирение составляют вместе единый идеал – идеал достоинства и величия человека. Великодушие позволяет человеку осознать свое личное достоинство и величие; братское смирение позволяет ему осознать достоинство и величие другого. Великодушие и братское смирение – результат правильной оценки человека. Малодушие, мешающее человеку понимать себя самого, и гордыня, мешающая ему понимать других – результат ложной оценки. Лидерство – это жизненный идеал, который признает и распространяет истину о человеке.

4. Добродетели благоразумия, справедливости, мужества и самообладания, которые являются в основном добродетелями ума и воли, – это фундаментальные основы лидерства.

Благоразумие помогает принимать верные решения; мужество помогает держаться избранного курса и не поддаваться различным давлениям; самообладание помогает подчинять эмоции (страсти) духу и вложить их жизненную энергию в исполнение нашей миссии; справедливость позволяет воздавать каждому свое. Эти четыре добродетели составляют не сущность лидерства, а его фундамент. Без них лидерство невозможно.

5. В собственном смысле смирение есть привычка жить в истине.

Жить в истине – значит признавать свое положение тварного существа (метафизическое смирениe), а также свои естественные слабости и личные ошибки (духовное смирение). Жить в истине – значит признавать свое достоинство и величие (онтологическое смирение), свои добродетели и таланты (психологическое смирение). Это базовое смирение дает самопознание. Если братское смирение (служение) — это суть и вершина лидерства, и благоразумие, мужество, самообладание и справедливость — это его фундамент, то базовое смирение — это основа основ.

6. Поскольку добродетель – это привычка, приобретаемая через практику, мы должны утверждать: лидерами не рождаются – ими становятся.

Лидерство – это свойство характера (добродетели, свободы, роста), а не темперамента (биологии, детерминизма, стагнации). Темперамент может способствовать формированию одних добродетелей и мешать развитию других; но когда созревают добродетели, они налагают на темперамент отпечаток характера, так что темперамент уже не господствует над нами. Темперамент не препятствует лидерству; лидерству препятствует недостаток характера, он лишает нас нравственной энергии и свободы.

7. Лидеры не руководят людьми путем осуществления potestas, или власти, внутренне присущей их положению. Они руководят с помощью auctoritas – авторитета, проистекающего из характера.

Те, кому недостает подлинного авторитета и кто поддается искушению постоянно осуществлять прямые властные действия, являются лидерами лишь по названию. Это порочный круг: низкий уровень авторитета ведет к злоупотреблению властью, и, как следствие, к дальнейшему разрушению авторитета. На пути к подлинному лидерству встает стена. Лидерство не связано с занимаемым постом или “топом”, лидер – это не “босс”, и лидерство – это не “босство”. В любом положении человек может быть лидером, если он обладает авторитетом.

8. Разум, воля и сердце позволяют нам делать три вещи, существенные для возрастания в добродетели:

1. созерцать добродетель, чтобы научиться видеть ее внутреннюю красоту и сильно желать ее (функция сердца);
2. воспитать в себе привычку действовать добродетельно (функция воли);
3. упражняться во всех добродетелях одновременно, уделяя особое внимание благоразумию (функция разума), которое является руководителем всех добродетелей.

9. Посредством добродетелей лидеры достигают зрелости в своих суждениях, эмоциях и поступках.

Безошибочные признаки зрелости – это уверенность в себе и последовательность в действиях, психологическая уравновешенность, радость и оптимизм, естественность, чувство свободы и ответственности, состояние внутреннего мира. Лидеры не скептичны и не циничны, они – реалисты. Реализм – это способность сохранить благородные стремления души, даже если человек опутан собственными слабостями. Реалист не поддается слабостям, он превосходит их, упражняясь в добродетелях.

10. Лидеры отвергают утилитарный подход к добродетели.

Добродетель не является для них чем-то, что они практикуют просто для того, чтобы стать эффективными людьми, хотя желать этого – это тоже хорошо. Они практикуют добродетель прежде всего для того, чтобы самим стать лучше. Эффективность – всего лишь один из многочисленных плодов добродетели.

11. Лидеры соблюдают этику, основанную на добродетели, в большей мере, чем этику, основанную на правилах (нормативную этику).

Этика добродетели не отрицает необходимости правил, но настаивает на том, что они не могут быть высшим обоснованием этики. Правила должны служить добродетели. Это – должный порядок вещей. Добродетель, в отличие от правил, всегда имеет оригинальный, творческий и многогранный характер.

12. Практика специфически христианских добродетелей веры, надежды и любви оказывает огромное воздействие на лидерство.

Эти сверхприродные добродетели укрепляют и преобразуют природные добродетели великодушия и смирения, соcтавляющие сущность лидерства, и природные добродетели благоразумия, мужества, самообладания и справедливости, составляющие его фундамент. Поэтому ни одна работа о лидерстве не может быть полной без упоминания сверхприродных добродетелей.