Глава 4 – Как взращивать великодушие

Теперь приступим к глубоко практической теме, а именно – как взращивать в себе великодушие.

Ищи человека, настоящего человека!

Чтобы возрастать в великодушии, нам нужно искать общества прекрасных людей, осознающих свое достоинство и демонстрирующих его своими поступками. Греческий философ Диоген ходил по улицам с фонарем среди бела дня, выкрикивая: «Ищу человека, настоящего человека!» В известном смысле мы должны делать то же самое, водя дружбу с людьми, вдохновляющими нас своими прекрасными качествами и, прежде всего, своим великодушием.

С подлинно великодушными людьми, кажется, мы редко встречаемся. На самом деле, многие из них живут недалеко от нас. Возможно – совсем рядом.

Однажды на семинаре по лидерству, который я проводил в Алма-Ате, один из участников спросил меня: «Александр, скажите, пожалуйста, кого, по-вашему, можно считать величайшими из лидеров?» Слушатели наверняка ожидали услышать от меня одно из общеизвестных имен – Черчилль, де Голль, Ганди… Я выдержал паузу и твердым голосом сказал: «Мои родители!» Никто явно не ожидал такого ответа. Несколько секунд аудитория была в замешательстве, но скоро разразился шквал аплодисментов. Это была овация величию повседневной жизни.

В поисках величия в людях, нас окружающих, мы должны сначала воспитать в себе позитивное отношение к жизни и признать, что у любого человека есть как слабости, так и сильные стороны. Нужно научиться искусству просеивать события сквозь фильтр памяти так, чтобы в ней оставалось только хорошее. Подобно грузинскому тамаде, который поэтично, с юмором, но без лести поднимает тост за величие собравшихся за столом гостей, нам следует сохранять в сердцах своих самую добрую память и самые прекрасные образы людей, что встречались нам на столбовых дорогах жизни.

И первые, кого мы встречаем на своем жизненном пути, – это наши родители, бабушки и дедушки, братья и сестры. Поэтому позвольте мне в этих строках выступить тамадой за воображаемым столом, за которым собрались члены моей семьи. И когда вы будете это читать, попытайтесь представить себя также в роли грузинского тамады, произносящего тосты за самых близких и дорогих ему людей.

Моего отца зовут Кирилл. Это имя по-гречески означает «владычественный». Мой отец – владыка в самом полном смысле этого слова: человек, не знающий ограничений, человек с широкой душой. Заядлый яхтсмен, он не знает покоя, если не бороздит глубокие моря. За несдержанность, присущую его русской душе, его любят многие, но многие и ненавидят. Если своими шутками он не терроризирует парижский бомонд, значит, он отдыхает в своем закавказском доме, где дышит свежим воздухом и пишет свои мемуары.

Мою маму зовут Ирина. Это имя по-гречески означает «мирная». Но мать – совсем не мирное существо. У нее огненный темперамент, она постоянно ведет войну. Но если любит, то любит до конца. Сотни молодых людей в тяжелые для них времена нашли убежище в ее материнском сердце. В ней особенно поражает ее неколебимая верность.

Бабушку со стороны матери зовут Мадлен. Она любит вспоминать своего отца, офицера французской армии. В начале прошлого века, когда она была еще совсем маленькой девочкой, он сажал ее верхом на лошадь вместе с собой, и они катались по парижским улицам. У нее, как и у ее дочери (моей мамы), поистине воинственный темперамент. Она любит Бога и была для меня первым учителем молитвы. В 1930-х годах она вышла замуж за моего деда Арчила, грузинского дворянина, бежавшего от большевиков. Он – воплощение мужественности и доброты; в страданиях он закалил свой характер. Когда он видит нас, своих внуков, то буквально пожирает нас глазами, полными нежности.

Бабушку со стороны отца зовут Нина. В 1920 году, в возрасте 18 лет, она покинула Россию вместе с родителями и двумя сестрами. Бабушка – воплощение невыразимой мягкости и света. Она много читает, ее любимый писатель – Чехов. Уже в Париже она вышла замуж за Павла, моего деда. Он был молодым русским эмигрантом, потерявшим родителей в годы Гражданской войны. У него ничего не осталось, кроме большого ума, великой мудрости и необычайного спокойствия. Он умеет выслушивать людей и понимать их. Многие обращаются к нему в затруднительных положениях, просят у него совета.

Моего брата зовут Степан. Земля слишком мала для него: он чувствует себя удобно лишь в небе со своим парашютом и на глубине морской со своим аквалангом. Это человек действия, физически и интеллектуально развитый. Вдобавок, он незаурядный поэт. Если бы он жил в древности, то был бы Александром Македонским.

Моя сестра Мария – это воплощение всего, о чем может мечтать настоящая женщина. Она героиня моего детства. В 17 лет она ушла из теплого и уютного дома, чтобы целиком посвятить себя заботе о нищих в трущобах Парижа. Живи она в средние века, быть ей Жанной д’Арк.

Моя молодость прошла в окружении людей высоких нравственных, интеллектуальных и физических качеств. Я часто размышляю о своих родителях, бабушках и дедушках, братьях и сестрах и нахожу в них образец величия в обыденной жизни.

В романе «Анна Каренина» Лев Толстой пишет: «Все счастливые семьи счастливы одинаково и всякая несчастная семья несчастлива по-своему». Однако мой личный опыт подсказывает мне обратное: счастье, как плод любви и добродетели, всегда уникально, несчастье же всегда одинаково серо и монотонно, как сера, монотонна и тоскливо однообразна жизнь без любви и добродетели.

Однажды один из моих студентов сказал мне: «Отец оставил меня еще до моего рождения, а мать была для меня никакой матерью. Где же мне найти примеры величия?»

Родителей не выбирают, но мы можем заполнить нравственный вакуум, созданный их недостатками, поискав общество добродетельных друзей. Главное – признать отсутствие в своей жизни положительного для нас влияния окружающих и предпринять решительные действия, чтобы исправить ситуацию. Признание отсутствия примеров величия в своей жизни и действенное решение изменить курс – это, без сомнения, наиболее значительное лидерское действие, на которое способен человек. Друзей, в отличие от родителей, мы выбирать можем, и если мы правильно их выбираем, то их влияние на нас может превзойти родительское.

На первом курсе юридического факультета в Париже я познакомился с Максимом, у которого в жизни было две страсти – Брюс Ли и Дева Мария. Мы очень скоро стали большими друзьями. Часто после занятий мы отправлялись либо в кинотеатр, чтобы повидаться с Брюсом, либо в Собор Парижской Богоматери, чтобы встретиться с Богородицей. Однажды Максим пригласил меня в центр «Опус Деи»[1], расположенный на улице Моцарта, где представил меня Ксавье, директору центра. Ксавье был лет на двадцать старше нас, он был профессором истории в Сорбонне и ведущим специалистом по истории мексиканской революции. Вскоре Ксавье стал моим духовным наставником. Своей искренней дружбой, своим профессиональным примером и отеческим попечением о моей внутренней жизни он оказал на меня огромное положительное влияние. Он помог мне по-новому осмыслить слова апостола Павла: «Не видел того глаз, не слышало ухо и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его»[2]. Ксавье помог мне открыть свое призвание.

Друзья не заменяют родителей, но в жизни рано или поздно наступает время, когда друзья более важны, чем родители.

Мы обнаруживаем величие в наших близких, в наших друзьях, и в тех, кого мы встречаем на жизненном пути. Мы не должны отдаляться от них. Мы должны наблюдать за ними, изучать их, восхищаться их добродетелями и стремиться подражать им.

Откликайся на призыв красоты

В мировой культуре существуют такие шедевры, в которых этическое и эстетическое начала столь гармонично сочетаются, что вызывают в нас необычные эмоциональные переживания. Эйфория, порожденная этим чудом, разбивает узы нашей обывательщины и духовного мещанства, взрывает стены нашего комфорта. Такие произведения открывают нам величие человека, призывают нас к творческой и самоотверженной жизни, побуждают нас к действию.

Прочтя «Жанну д’Арк» Марка Твена (хотя речь идет о необычном для Твена произведении, он считал его лучшим из всего им написанного), лично я испытал то же самое чувство эйфории, что и после прочтения «Преступления и наказания» Достоевского. Главные женские образы этих книг – Жанна д’Арк и Соня Мармеладова – пробуждают во мне эмоции огромной силы. Подобные эмоции я испытываю, когда рассматриваю любимую икону Матери Божией.

На меня сильно повлияли такие фильмы, как «Зеркало» Андрея Тарковского (1975), «Огненные колесницы» Хью Хадсона (1981), «Охотник на оленей» Майкла Чимино (1978). Повлияли шансоны Жака Бреля – в них каждый стих, словно пощечина.

Вспоминаю сейчас песнопение «Величит душа моя Господа» из «Всенощной» Рахманинова в исполнении Клары Коркан. Эта песня – гимн красоте и величию творения. Много лет назад летними ночами на берегу Атлантики мы с друзьями слушали волшебный голос Клары. Словно на гребне невидимой волны он возносил нас высоко к украшенным луной и звездами небесам, и все существо наше наполнялось ощущением могущества и славы Божией.

Одна лишь эстетика способна вернуть этике – добродетели! – силу, утерянную ею в новейшие времена. «Красота спасет мир»[3], – говорит Достоевский, ибо Красота – самое непосредственное и полное выражение Добра и Истины. У каждого из нас свои художественные вкусы и пристрастия, но все мы призваны созерцать красоту, восхищаться ею и мужественно откликаться на ее призыв.

Открой свое призвание и будь верным ему

Упустить возможность из страха или лености – вот что заставляет великую душу более всего страдать. Для великодушной личности зло – это не то зло, что совершают другие, а добро, которое он лично не совершает.

Мы должны быть ответственными. Быть ответственным – значит дать ответ на «призыв человечества». Все мы призваны отказаться от своего эгоизма и проявить солидарность со всем человечеством. Этот «призыв человечества» обращен ко всем людям. Есть и другой призыв, тоже универсальный, но более специфичный и личный – это «зов Божий», или призвание. Бог призывает каждого из нас по имени.

Призвание относится к сфере бытия. С ним связан образ мышления и действия каждого человека. Призвание – это критерий, по которому мы оцениваем все наши поступки, начало, дающее единство всей нашей жизни.

Если призыв человечества обращен к совести, то призыв Божий обращен к сердцу. Божий призыв более сокровенный, чем призыв человечества. Кто не слышит призыв человечества, тому не услышать призыв Божий. И наоборот: кто слышит призыв человечества и великодушно откликается на него, тот в состоянии услышать и призыв Божий.

Ответить на Божественный призыв – значит проявить богословскую надежду, поскольку мы верим, что Бог даст нам силу сохранить верность нашему призванию. Но в первую очередь – это значит проявить великодушие, поскольку мы верим в силу талантов, которые Бог уже даровал нам, и мы благодарны Ему за них.

Бывает иногда, что люди, выросшие в стабильных семьях и получившие прекрасное нравственное и культурное образование, поворачиваются спиной к своему призванию. Это крайне печальное зрелище. Но бывает и так, что люди, выросшие в тяжелой семейной среде, практически лишенные воспитания и образования, открывают свое призвание и следуют ему с большой верностью. Богатый юноша[4], о котором повествует Евангелие, благочестивый молодой человек – из хорошей семьи! – отказывается от Христова призыва, от призвания, а Мария Магдалина[5], женщина, одержимая семью бесами, обнаружив свое призвание, отдается ему со всей силой щедрой души. Богатый юноша потрясает нас своим малодушием, Мария же – своим великодушием. Малодушный не в состоянии понять цену полученного им дара; великодушный же верит, что и то малое, что он получил, бесценно.

В связи с этим расскажу историю моего финского друга по имени Эса. Я познакомился с ним в 1991 году, когда он был 45-летним журналистом, прожившим совсем не легкую жизнь. Его отец-алкоголик утонул, когда Эса был еще совсем маленьким, а мать была не в состоянии воспитывать Эсу и его брата. В 1968 году брат пошел в свидетели Иеговы, а Эса – в «Штази», тайную полицию тогдашней Германской Демократической Республики. Позже он основал сеть коммунистических шпионов в Западном Берлине.

В конце 1970-х, приехав ненадолго в Хельсинки, Эса неожиданно встретил на улице своего старого школьного друга. Эта встреча все перевернула в его жизни. Теплота, с которой друг обратился к нему, и убедительная сила его слов запустили в сердце тайного агента процесс преображения. Произошло это буквально в течение нескольких часов.

На срочно организованной в отеле одного из городков центральной Финляндии пресс-конференции Эса публично признал, что он – шпион, после чего сдался в руки полиции. По приговору суда он получил полгода тюремного заключения условно. Позже Эса всей душой откликнулся на свое христианское призвание, получив бесценный дар – дар своего обращения.

Узнай свой талант и умножь его

Бегун Эрик Лидделл прекрасно осознавал свой талант: «Я верю, что Бог создал меня с определенной целью, но Он и сделал меня быстрым». У Лидделла было миссионерское призвание, и он понял это (будучи миссионером, погиб в 1945 году в японском концентрационном лагере в Маньчжурии). Но в то же время он не собирался зарывать свой спортивный дар в песок. На парижской Олимпиаде 1924 года он отказался бежать свою коронную дистанцию в 100 метров по религиозным соображениям: соревнование было назначено на воскресенье. Но это не мешало ему усиленно тренироваться, чтобы участвовать в других соревнованиях и, в конце концов, побить мировой рекорд в беге на 400 метров.

Подобно Эрику Лидделлу, американская писательница Фланнери О’Коннор была уверена в своем таланте. Когда однажды перед весьма широкой аудиторией ей был задан вопрос, почему она пишет книги, она однозначно ответила: «Потому, что пишу хорошо». Аудитория возмутилась: «Это гордыня!» На самом деле, это была не гордыня, а великодушие. Аудитория не поняла писательницу, и это непонимание рассмешило ее[6].

В чем я силен? Что я умею делать хорошо? Мы не всегда это ясно осознаем. «Большинство людей, – утверждает Питер Друкер, – полагают, что знают, в чем они сильны. Как правило, они ошибаются. Единственный способ узнать свой талант – анализ обратной связи»[7]. Трудно познать свои силы в возрасте до 25 и даже 30 лет. Нужно испробовать множество различных путей, попросить наших близких и наших друзей помочь нам обнаружить то, что мы по-настоящему делаем хорошо.

Определив свои способности и таланты, нам необходимо активно их развивать. Очень важно преодолевать свои слабости, но куда важнее развивать свои силы.

Вложи всю свою энергию в исполнение своей миссии

Призвание – это призыв к тому, чтобы мыслить, чувствовать и действовать определенным образом; миссия – это призыв к тому, чтобы делать определенное дело. Призвание – это наш способ бытия; миссия – это наш конкретный и специфичный вклад в общее благо. Призвание – это божественный призыв; миссия же – результат сугубо человеческих соображений.

Призвание формирует контекст, в котором мы осознаем и реализуем свою миссию. Без призвания лидерство лишается смысла; без миссии же лидерство лишается содержания.

У многих людей есть ясное видение своего призвания, однако им трудно определиться с миссией. Причина этой растерянности в том, что они либо не до конца осознают собственные таланты, либо обладают недостаточным воображением. У других людей, напротив, есть ясное видение своей миссии, но нет четкого понимания собственного призвания. Причина тут – отсутствие или недоразвитость религиозного чувства.

Определив свою миссию, мы должны посвящать ей всю свою энергию. В 1963 году два православных священника Александр Мень и Дмитрий Дудко навестили писателя Александра Солженицына в его доме в Рязани. Солженицын только что опубликовал повесть «Один день Ивана Денисовича», сделавшую его знаменитым и положившую начало его общественной деятельности. Двадцать лет спустя Александр Мень вспоминал об этой встрече: «У Солженицына был очень живой разговор, и я подметил, что он здорово зациклен на своих темах. Я это не осуждаю, а приветствую: он мог все равнодушно пропускать мимо ушей, но едва только раздавались слова, бывшие для него позывными сигналами, – он сразу вставал, сразу оживал. Когда Дудко сказал, что сидел в таком-то лагере, так он сразу поднялся: что, как, и – тут же в записную книжечку. Тут же записывать»[8].

У каждого из нас своя миссия; мы обнаруживаем ее, когда осознаем свои таланты и способности. Выполнение этой миссии требует от нас всей нашей жизненной энергии.

Не бойся неудач 

Противоположность великодушия – малодушие. Малодушие – это ошибочное представление о себе самом и о своих способностях. Малодушный считает себя неспособным к великим свершениям, он испытывает страх перед возможной неудачей. Страх порождает отчаяние, а отчаяние парализует дух, что препятствует действию.

Отчаяние – это порок. Причем порок более опасный, нежели самонадеянность. Самонадеянность обманывает человека насчет его реальной силы, но не мешает ему двигаться вперед, учиться на ошибках, изменяться; отчаяние же обрекает его на бездействие и духовную смерть.

В 1949 году, сумев преодолеть страх перед возможным провалом, оперная певица Мария Каллас вышла на новый виток своей карьеры. Маэстро Туллио Серафин попросил ее заменить заболевшую Маргериту Карозио в партии Эльвиры в опере Беллини «Пуритане». Марии Каллас он давал всего шесть дней на то, чтобы выучить роль. Каллас протестовала изо всех сил, утверждая, что это нереально: Эльвира не ее партия, и она несовместима с партией Брунгильды в вагнеровской «Валькирии», которую Каллас по договору исполняла уже три раза в неделю. Певица была убеждена, что она не справится с этой ролью. Но Серафин заверял ее: «Ручаюсь, что можешь»[9].

За короткий срок Каллас освоила одну из сложнейших ролей в репертуаре, подчинив свой талант невообразимому давлению. «То, что сделала Каллас, невероятно, – утверждал Франко Дзеффирелли, известный режиссер и театральный постановщик. – Нужно быть хорошо знакомым с оперным искусством, чтобы понять масштаб ее достижения. Это все равно как попросить Биргит Нильсон, известную своим чудесным вагнеровским голосом, вдруг заменить Беверли Силлз, одну из величайших колоратурных сопрано нашего времени»[10].

Глубоко драматическое исполнение Каллас партии Эльвиры потрясло весь музыкальный мир. В одночасье певица стала звездой с мировой известностью. Каллас по сути изменила все оперное искусство, выступив не только как певица, но и как актриса. Благодаря своим актерским способностям, она чудесно воплощала личность героинь, роль которых исполняла. По словам Монсеррат Кабалье, «она открыла для нас, оперных певиц всего мира, новый путь – путь, который до тех пор был закрыт. Я имею в виду не только высокую музыку, но и высокую интерпретацию. Мария Каллас дала нам возможность делать то, что раньше было практически невозможно»[11].

Преодолев страх перед возможным провалом, Мария Каллас достигла профессионального совершенства и внесла знаковый вклад в мировое оперное искусство.

Дай волю своему воображению

Движимые чувством ненависти и страстью к разрушению, демонические личности часто демонстрируют необычное, фантастическое воображение. В августе 1914 года Владимир Ленин, наблюдая на вокзале в Кракове раненных на войне солдат – окровавленные, покалеченные тела , – вдруг неожиданно понял: надо как можно дольше растянуть войну – довести до предела человеческое страдание! – до тех пор, пока она не перерастет в войну гражданскую и не сметет все правительства Европы.

Не только бесы, но и святые обладают мощным воображением. В сентябре 1946 года, в поезде по пути в Дарджилинг, наблюдая полную, беспросветную нищету вокруг себя, мать Тереза вдруг поняла, что призвана стать матерью для самых нищих, разделять их внутреннее одиночество, их чувство покинутости и заброшенности. Она поняла, что призвана свидетельствовать перед миром о безмерной любви Божией к каждому человеку.

Воображение Ленина – плод ненависти, обостренной дьявольским вмешательством; воображение Терезы – плод любви, преображенной благодатью Божией.

Любовь должна стать движущей силой нашего воображения. Любовь к Богу, любовь к человеку, любовь к миру – любовь ко всему хорошему и благородному, что есть в мире.

Марюс Миньоль, изобретатель радиальной шины, испытывал настоящую страсть к шинам. «Если вы не любите шин страстно, – говорил он своему молодому коллеге Франсуа Мишлену (который позже стал его боссом), – то для вас нет места в компании “Мишлен”»[12].

Мишлен, который в течение своего 45-летнего мандата вывел компанию с десятого места в лидеры, сразу усвоил урок. Он страстно полюбил шинное дело, в каком-то смысле сам стал блестящим изобретателем. Рене Зинграфф, второй человек в компании, вспоминает: «Во Франсуа Мишлене особенно поражало его творческое воображение. Он был творческой личностью. Он постоянно общался с инженерами и исследователями, постоянно побуждал их двигаться дальше, убеждал не останавливаться на достигнутом, открывал перед ними новые горизонты и перспективы»[13].

Любовь должна стать движущей силой воображения. Но этого недостаточно. Еще надо посвящать время воображению, подпитывать его постоянно и устремлять к самым его пределам.

Скажи «нет» гедонизму

В современном мире торжествует малодушие. Значительную роль в его распространении играет гедонизм – культура наслаждения любой ценой. Гедонизм убивает в душах людей чувство величия. Первые его жертвы – подростки:

«В психиатрии и психологии, – пишет известный детский психолог Ирина Медведева, – существует понятие стадий психического развития. Подростково-юношеский период называется “романтическим”. Современная культура изъяла из самой сердцевины юности как раз то, что облагораживает страсти, – романтизм, идеализм, возвышенный образ мыслей. А без этой идеальной вертикали онтологически присущие юности мечты “о доблести, о подвигах, о славе” вырождаются в нелепый кураж, разгул плотских страстей. Доблесть – нахамить, “нажраться и отрубиться”, “забить (в смысле наплевать) на все”, уметь выигрывать в азартные игры, быть расчетливым ловкачом, использовать людей в своих интересах»[14].

В своем «Портрете Дориана Грея» Оскар Уайльд с глубочайшим реализмом описывает процесс духовного разложения юноши, отдавшегося гедонизму. Его душа извращается, а сердце суживается.

Мы сказали раньше, что молодым людям легче практиковать великодушие, чем людям более старшего возраста. Но ход времени – не единственный способ стареть. Увлекшись культом секса, человек стареет раньше времени. Вокруг нас великое множество духовных стариков – глубоких стариков! – телом не достигших и 15-летнего возраста.

Скажи «нет» эгалитаризму

Триумф малодушия – результат гедонизма. Но не только. В процессе ужимания человеческого сердца определенную роль играет уравнительная ментальность, отвергающая любой аристократизм, любое превосходство.

В знаменитой речи Калликла в платоновском диалоге «Горгий» есть большая доля истины. «Стараясь запугать и побеждать более сильных – тех, кто способен над ней возвыситься», толпа отрицает любое превосходство, называет его «постыдным и несправедливым» и утверждает, «что в стремлении подняться выше других как раз и состоит несправедливость». Вот почему «самых лучших и решительных среди нас людей мы берем еще в детстве, словно львят, и порабощаем детскими трюками, внушая им, что все должны быть равны и что именно это прекрасно и справедливо»[15].

Следует считать правильным стремление войти в число интеллектуальной, коммерческой, художественной или спортивной элиты своей страны, а то и всего мира: стремиться войти в элиту, чтобы служить людям как можно более эффективно, – это проявление великодушия.

По достоинству люди решительно равны между собой, но по талантам и способностям они решительно неравны. Есть что-то демоническое в стремлении уравнять всех. Вспомним слова Петра Верховенского – одного из «Бесов» Достоевского: «Каждый принадлежит всем, а все каждому. Все рабы и в рабстве равны. <…> Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов. Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей! <…> Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалывают глаза. Шекспир побивается каменьями. <…> Рабы должны быть равны. <…> В стаде должно быть равенство»[16].

Вслед за Достоевским, Антуан де Сент-Экзюпери жестко критиковал искушение эгалитаризмом, «убивающим Моцарта» и превращающим людей в животных, и целые народы – в большой «скотный двор».

Эгалитаризм, как и гедонизм, уничтожает в человеке чувство величия.

Ищи величие в самых обыденных ситуациях

Нет ничего более великого, чем Бог. Но Бог сокрыт в самых простых и банальных вещах. Вспомним известные стихи Соловьева-поэта:

«Не веруя обманчивому миру,
Под грубою корою вещества
Я осязал нетленную порфиру
И узнавал сиянье божества…»[17].

Вспомним и слова Хосемарии Эскрива, испанского священника, получившего название «святого повседневности»:

«Бог ждет нас каждый день в лаборатории, в операционной, в казарме, на университетской кафедре, на фабрике, на заводе, в мастерской, в поле, в семье, словом – везде, где трудятся. Что-то есть божественное и сокровенное в самых простых вещах, и каждый из вас должен открыть это что-то…»[18]

Слишком часто мы ищем величия в великих подвигах, в несбыточных мечтаниях. Мы ищем величия в будущем и в другом месте, не понимая, что величие можно обрести здесь и сейчас – в самой материальной, сиюминутной и осязаемой реальности.

Великодушный Бог, который «может сделать неизмеримо больше того, о чем мы Его просим и что можем себе представить»[19], скрывается в событиях повседневной жизни. Отказаться от обычного в пользу необычного – то же самое, что и отказаться от добродетели в пользу развлечения. На этом пути саморазвитие невозможно.

Русский историк Василий Ключевский нарисовал для нас портрет известного церковного деятеля XVII века – патриарха Никона, чьи болезненные реформы привели к драматичному и продолжительному расколу в Русской Православной Церкви. Никон не понимал величия повседневной жизни: «В спокойное время, в ежедневном обиходе он был тяжел, капризен, вспыльчив и властолюбив. <…> Он принадлежал к числу людей, которые спокойно переносят страшные боли, но охают и приходят в отчаяние от булавочного укола. <…> Он скучал покоем, не умел терпеливо выжидать; ему постоянно нужна была тревога, увлечение смелою ли мыслью или широким предприятием. <…> Это словно парус, который только в буре бывает самим собой, а в затишье треплется на мачте бесполезной тряпкой»[20].

Треплется на мачте бесполезной тряпкой… Вряд ли это образ подлинного лидера. Подлинное лидерство основано не на эмоциях и внешних стимулах, а на добродетелях – то есть на стабильных привычках характера. Если ты не лидер во все времена – значит, ты и не лидер вовсе.

Искать величия в самых обычных ситуациях – одно; упускать возможность сотворить выдающиеся дела в пользу всего человечества – это совсем другое. Многие люди, помешанные на обычном, не видят уникальных талантов, которыми они обладают, и уникальной ответственности, из них вытекающей.

[1] Католическая организация, основанная святым Хосемарией Эскрива в 1928 году.

[2] 1 Кор 2, 9.

[3] Cм. Ф. Достоевский, Идиот. Часть III, глава V.

[4] См. Мф 19:16-30.

[5] См. Лк 8:2.

[6] Cм. G.W. Shepherd, «The Example of Flannery O’Connor as a Christian Writer», Center Journal, Winter, 1984.

[7] P. Drucker, Management challenges for the 21st Century, New York: HarperCollins Publishers, 2001, pp. 164 and 179.

[8]С. С. Бычков, КГБ против священника Александра Меня. Вестник русского христианского движения, № 196. М., Русский путь, 2010.

[9] Callas : In Her Own Words. Audio Cassette.

[10] Callas : As They Saw Her, D. A. Lowe, New York: Ungar Publishing Company, 1986.

[11] J. Ardoin, G. Fitzgerald, Callas : The Art and the Life, New York: Holt, Rinehart and Winston, 1974.

[12] Интервью с Ф. Мишленом. А. Дианин-Хавард, 20 января 2010 года.

[13] Michelin – Son histoire…

[14] Ср. И. Медведева, Т. Шишова, Молодежь, которая не хочет взрослеть. Фонд «Русская цивилизация» (19.09.2006).

[15] Платон, Горгий 483a.

[16] Ф. Достоевский, Бесы. Часть 2, глава 8.

[17] В. Соловьев, поэма «Три свидания».

[18] Х. Эскрива, Беседы с о. Эскрива. N. 114.

[19] Эф 3:20.

[20] В. Ключевский, там же. Глава 54.