Глава 2 – Идеал смирения

Если великодушие – это утверждение собственного достоинства и величия, то смирение –это утверждение достоинства и величия других. Лидеры привлекают, а не подталкивают; учат, а не приказывают; вдохновляют, а не распекают. Таким образом, лидерство – это не столько проявление власти над другими, сколько предоставление другим возможность проявить себя. Лидер обладает ментальностью учителя и отца (или матери). Смирение – это привычка служить. Последователи лидера – это люди, которым он служит. Cмирение – это вторая специфичная добродетель лидера.

Не меньше, чем великодушие, смирение зажигает сердца щедрых людей и больно бьет по душам эгоистов. Однако с людьми легче говорить о великодушии, нежели о смирении: очень многие жаждут быть великими, но не многие готовы служить. На самом же деле, не станет великим тот, кто не готов служить. Именно через служение другим человек становится великим.

Джон Вуден, самый почитаемый американский баскетбольный тренер (он десять раз приводил мужскую баскетбольную команду Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе к победе на национальном студенческом чемпионате), утверждал: «Мера личного величия лидера – это уровень величия, достигаемый теми, кем он руководит»[1].

Если великодушие дает энергию, необходимую для расцвета личности, то смирение дает направление этой энергии.

Дай другим возможность проявить себя

Лидерство – не упражнение для индивидуалиста. Великодушие исключает эгоизм, отрицающий достоинство и величие других.

«Ложь и зло эгоизма состоят вовсе не в том, что этот человек слишком высоко себя ценит, придает себе безусловное значение и бесконечное достоинство, – пишет Владимир Соловьев. – В этом он прав. <…> Всякий человек в этом качестве имеет безотносительное значение и достоинство, есть нечто безусловно незаменимое и слишком высоко оценить себя не может. <…> Основная ложь и зло эгоизма не в этом абсолютном самосознании и самооценке субъекта, а в том, что, приписывая себе по справедливости безусловное значение, он несправедливо отказывает другим в этом значении; признавая себя центром жизни, каков он и есть в самом деле, он других относит к окружности своего бытия, оставляет за ними только внешнюю и относительную ценность»[2].

Признавая свое собственное достоинство и величие, мы должны признавать достоинство и величие других и служить им на деле. Мы служим людям, когда предоставляем им возможность проявить себя, возрастать в добродетели и обрести величие. Своим смиренным великодушием, то есть великодушием, направленным к служению, Дарвин Смит позволил своим подчиненным стать великими; своим смиренным великодушием Жанна д’Арк позволила своим солдатам и многим своим согражданам преодолеть малодушие и обрести величие. Как и предвещала Жанна, через семь лет после ее смерти англичане убрались с французской земли. Но это событие мало что значит по сравнению с духовным возрождением Франции, вызванным поступками Жанны.

Пример компании «Мишлен»

Франсуа Мишлену было всего 28 лет, когда в 1954 году он встал во главе крупного промышленного концерна «Мишлен». С тех пор он занимал кабинет своего деда, Эдуарда Мишлена, основателя компании, скончавшегося в 1940 году. Это очень маленькое и скромное помещение. Как-то раз Франсуа Мишлен принимал здесь работника, собиравшегося на пенсию, и тот рассказал, как он начинал свою работу в возрасте 16 лет – разносчиком корреспонденции внутри компании. Однажды его попросили вручить послание лично Эдуарду Мишлену. Курьер осторожно постучался в дверь кабинета босса и услышал: «Проходите, месье. Присаживайтесь». Эти слова Эдуарда Мишлена буквально потрясли тогда еще юношу-курьера, целый день он ходил под впечатлением глубокого уважения, которое Эдуард Мишлен оказывал каждому человеку, кем бы он ни был.

Франсуа Мишлен продолжает эту традицию. Ведь он знает, что французское слово monsieur является упрощенным вариантом от mon Seigneur (мой господин). Для него каждая человеческая личность неповторима и достойна почитания.

Мишлен выражается ясным и простым языком, одинаково понятным рабочим, управленцам и профсоюзным деятелям. «Если я выражаюсь простыми словами, – утверждает он, – это потому, что я хочу быть уверенным, что понимаю, что говорю». Это не образная фраза, а знак уважения к людям, к которым он обращается.

Как-то я встретился с Франсуа Мишленом в штаб-квартире его компании в Клермон-Ферране, в самом центре Франции. Во время нашей беседы, длившейся два с половиной часа, он успел сделать три очень важных телефонных звонка. Как я узнал позже, эти звонки касались клеветнической кампании, развернутой против него в средствах массовой информации. При этом Мишлен вовсе не выглядел удрученным этой кампанией, которая очевидно была ему неприятна. Он, казалось, был полностью поглощен нашей беседой, улыбался, смотрел мне прямо в глаза, извинялся за неожиданные паузы и просил напомнить, на чем мы остановились. В нем было заметно самообладание, спокойствие, уважение к собеседнику и огромное желание служить.

«Что меня поражает в личности Франсуа Мишлена, – рассказывает Карлос Гон, президент “Рено”, – это большое внимание, которое он уделяет людям, его забота о духовном росте людей, которые его окружают. У него большие амбиции для своей компании, но это не деструктивные амбиции, они не направлены на собственную эгоистичную самореализацию. Мишлен – крупный промышленник, но он еще крупнее как человек»[3].

«Чтобы служить людям, нужно сначала научиться выслушивать их, – с юмором говорит Франсуа Мишлен. – Посмотрите на меня – я лопоух, и это лучшее тому свидетельство».

Вот что важно для Франсуа Мишлена – помочь человеку стать тем, кто он есть. Благодаря этому принципу, которым всегда руководствовалась компания, Марюс Миньоль – типографский рабочий, не имевший формального образования, – в 1946 году изобрел радиальную шину, совершившую переворот в мировой шинной индустрии. Когда Миньоля нанимали в компанию, ему предоставили работу в полиграфическом отделе. Но Эдуарду Мишлену, основателю компании, не понравилось это решение. Он возразил директору по персоналу: «Не слишком судите о человеке по первому впечатлению. Помните, нужно разбить камень, чтобы найти алмаз, скрытый внутри».

Миньоль был переназначен на коммерческую должность, связанную с экспортом продукции. Однажды Эдуард Мишлен обнаружил на столе у Миньоля странный предмет, наподобие логарифмической линейки. Выяснилось, что работник сам изобрел его, чтобы быстрее вычислять курсовую разницу различных валют. «Этот человек – гений!» – воскликнул изумленный босс. Миньоля перевели в исследовательский отдел. К тому времени традиционные покрышки изживали себя: они перегревались на высоких скоростях.

Изучая нагревание в традиционной шине, Миньоль изобрел такую шину, в которой нити корда в слоях каркаса не перекрещиваются, как это бывает с диагональными шинами, а имеют радиальное расположение, т.е. направлены от борта к борту. Радиальная шина оказалась революционной.

Такое выдающееся изобретение стало возможным по одной единственной причине: Эдуарда Мишлена больше интересовали люди, нежели вещи. Он дал Миньолю возможность раскрыть свой талант и поставить его на службу компании и всему обществу.

Франсуа Мишлен учился у своего дедушки Эдуарда. Помочь человеку стать тем, кто он есть, – это его лейтмотив, его навязчивая идея.

Уважение Франсуа Мишлена к людям, его желание служить им – это результат его смирения. Но это еще и вопрос здравого смысла. «Часто говорят, что факты упрямы. Но упрямы не факты, а люди, – утверждает Мишлен. – Мы отказываемся понять, что движущая сила предприятия – это не капитал, не оборудование, а человеческая энергия».

Смирение – это не препятствие, а условие прочного бизнеса. Благодаря смирению ее руководителей, компания «Мишлен» занимает первое место в мире в своей отрасли.

Смирение как идеал

Идеал братского смирения – идеал служения – был привнесен в греко-латинский мир не античной философией, а христианством[4]. «Сын Человеческий не для того пришел, – говорит Христос, – чтобы Ему служили, но чтобы послужить. <…> Я посреди вас, как служащий»[5]. Смысл смирения заключается в Христовой заповеди служить друг другу: «Кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом»[6].

Чтобы постичь суть христианского смирения, надо сначала понять, кто такой Бог. Бог един, но в Нем – три Божественные Ипостаси или Личности: Отец, Сын и Дух Святой. Три Божественные Личности взаимодействуют между собой с бесконечным смирением: каждая из Личностей существует только для двух Других. В Боге быть Личностью – значит быть даром для других Личностей. Точно так же и для человека быть личностью – значит быть даром для других людей. Без этого братского смирения самореализация человека как личности попросту невозможна[7].

Мы служим людям, когда удовлетворяем их материальные и духовные потребности. Но самый высокий способ служения – помочь человеку стать тем, кто он есть, помочь ему обрести величие. Христос служил своим ученикам особенно тогда, когда воспитывал их и вразумлял, и бросал им вызов.

Братское смирение – плод истинной любви. Мы служим людям в первую очередь, когда мы помогаем им расти как личностям и как детям Божиим; когда мы помогаем им исполнять Божию заповедь, а именно: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный»[8]. Совершенство и святость – это синонимы величия.

Смирение, как и великодушие, – источник радости. Служа другим своим сердцем, умом и волей, лидер обнаруживает смысл и ценность собственной жизни. Он ощущает и переживает величие человеческого достоинства и мистическую нить, что связывает воедино все человечество. Гордыня и эгоизм, как и малодушие, – источники печали, горечи и пессимизма.

[1] J. Wooden and S. Jamison, Wooden on Leadership. New York: McGraw-Hill, 2007, p. 179.

[2] В. Соловьев, Cмысл любви. 2, III.

[3] Michelin – Son histoire, ses champions, les héros du quotidien. La Montagne, Clermont-Ferrand, 2007.

[4] Все великие религии мира признают высокую ценность служения; в греко-латинский мир – в Россию, в Европу, в Америку – этот идеал был привнесен христианством.

[5] Mк 10:45; Мф 20:28; Лк 22:27.

[6] Мф 20:26.

[7] См. Иоанн Павел II, Апостольское послание о достоинстве и призвании женщин. 15.08.1988, 7.

[8] Мф 5:48.