В начале я бы хотела рассказать, как случилось, что я перешла от изучения Достоевского к изучению Солженицына. Что связывает этих писателей?

…В 1990 году вышла моя книга «”Бесы”: роман-предупреждение» и почти одновременно с этим «Литературная газета» предложила мне заполнить анкету о возможном возвращении Солженицына в страну после изгнания. Я это сделала. Через несколько лет, а именно в 1995 году мне позвонил Александр Исаевич Солженицын и сказал, что они c женой читали меня в Вермонте. Таким образом, Достоевский привел ко мне Солженицына. Я бы сказала, что Достоевский протянул руку Солженицыну – Достоевский в XIX веке предрек то, что пережил Солженицын в веке XX. После того звонка встреч было много. На одной из них Александр Исаевич предложил мне помочь ему написать устав премии в помощь писателям России. Так у нас завязалась долгая работа.

После нескольких лет знакомства я задала себе вопрос: «А пишет ли сейчас кто-нибудь о бывшем изгнаннике? Ведь сейчас уже можно, оттепель». Оказалось – никто. Я не могла пропустить этого шанса. Я начала собирать материалы о Солженицыне, чтобы составить летопись его жизни. Я искала даты, события, документы. Собирала все около двух лет и получилось 600 компьютерных страниц. Делала все это «подпольно», ничего не сообщая моему герою. Получилось много противоречивой, а часто и ложной информации. Тогда я решила обратиться к Солженицыну за помощью в осмыслении материала. На что Александр Исаевич ответил: «На меня врут, как на мертвого», и добавил, что биографической книги о себе все равно не хочет. Я думала, что все, что делаю, – делаю впрок, для неизвестного будущего. Но случилось интересное событие. В 2005 году издательство «Молодая Гвардия» открывает дочерний вариант своей знаменитой серии «Жизнь замечательных людей» о ныне живущих соотечественниках: «Биография продолжается». Из издательства позвонили Солженицыну. В этом списке он оказался первым из писателей. Но он упорно отказывался. Его спросили: «Но, может быть, у вас есть человек, которого вы знаете и которому доверяете? – Есть!». И назвал мое имя.

5 марта 2008 года – 55 лет со смерти Сталина и дата выпуска книги о Солженицыне. Александр Исаевич в этом увидел знак. После выхода книги мне предложили написать биографию Ф.М. Достоевского. Таким образом Александр Исаевич вернул меня к Достоевскому. Вот поэтому я и говорю, что Достоевский привел меня к Солженицыну, а Солженицын вернул к Достоевскому.

3 августа 2008 г. А.И. Солженицын скончался. До этого момента мы были прочно связаны: Солженицын, книга о нем и я, ее автор. После его ухода я сразу занялась посмертным изданием. На сегодняшний день книга переведена на итальянский, французский и китайский языки. Через месяц я поеду в Китай презентовать перевод книги.

Перед нашей встречей Александр Кириллович попросил меня рассказать про миссию Солженицына. Хороший вопрос.

Этот мальчик родился в 1918 году, в крохотной коммуналке, никогда не увидел своего отца (тот умер за полгода до рождения сына). Жили они с матерью в нищете. Ничто не предвещало его великой судьбы. У него была мечта: «Я хотел быть памятью народа, которого постигла большая беда». Александр Исаевич пробовал писать с малых лет – те свои первые сочинения (стихотворения, рассказы) он мне показал. В десять лет прочитал роман Льва Толстого «Война и Мир». В 18 лет начал писать (и писал 50 лет) «Красное Колесо». Главное было понять: кто совершил Октябрьскую революцию? Она – добро или зло для России? Кто виноват? Вовка или пахан? Так он шифровал Владимира Ильича Ленина и Иосифа Виссарионовича Сталина.

Его дедушка и бабушка были православными христианами. И он с трех лет видел, как буденовцы отбирают церковные ценности из алтаря. Когда учился в школе, дети с него срывали крестик и надсмехались над ним. Маленькому Сане трудно было удержать веру, и она ушла от него, затаилась на время. Стал октябренком, пионером, комсомольцем, затем марксистом-ленинцем. Тогда, конечно, он не понимал и не принимал Достоевского. Никакой веры в Бога у него в ту пору не было. При этом честно воевал, не мог допустить и мысли, что Гитлер сможет разрушить Красную Страну, и готов был сражаться за нее до конца.

В течение почти целого года он переписывался со своим другом Николаем Виткевичем, не подозревая, что их письма, в которых обсуждаются острые политические вопросы, военная цензура засекла и продолжает читать. Солженицына арестовали в феврале 1945 года, Виткевича спустя два месяца. Солженицын получил 8 лет с последующей ссылкой навечно. Дальше пошли лагеря, пересылки, тюрьмы. В 1946 году он оказался в бутырской тюрьме, где встретил весьма образованных людей. Спорили о ленинизме, Боге, миссии России, и тогда Александр Исаевич начал понимать, что ему для отстаивания своих ленинских взглядов при разговорах с сокамерниками не хватает аргументов. Постепенно он стал впускать в свою душу и Достоевского, и Гумилева, и всю ту литературу, которая была неприемлема для марксиста-ленинца.

В каторжном лагере он заболел раком. Местные хирурги давали всего три недели жизни. В Ташкенте ему сделали операцию и проводили различного рода терапии. Кормили скудно, ведь он был заключенным, причем совершенно одиноким. Напомню, что своей миссией он видел писательство и хотел написать главную правду о революции. После выздоровления он осознал, что оно послано свыше. «Господь поручил мне некую миссию, раз даровал выздоровление». Он, как писатель, должен был сделать то, что было ему предназначено…

 

Автор текста – Людмила Сараскина.

Солженицын – парадигма нравственного лидерства. Статья про Солженицына от Л.И.Сараскиной.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *