Страдание

Посмотрим на картину Жана-Франсуа Милле «Человек с мотыгой»: крестьянин изнурен тяжелым трудом в поле, он опирается на рукоять мотыги, у него массивный нос, длинные жилистые руки, огромные башмаки, согбенная спина – хотя герой на картине еще молод, – лицо землистого цвета, глаза запали. Кажется, что крестьянин смотрит вдаль, но на самом деле он никуда не смотрит: он страдает. Он – Христос, терпеливо и смиренно несущий на себе грех мира. Он – пролетарий Маркса, которому «нечего терять, кроме своих цепей»[1] и который через несколько лет «взорвет балаган». Страдание – кратчайший путь на небеса и кратчайший путь в ад. В скорби нужно великое смирение, чтобы сделать верный выбор.

Мы все знаем людей, которые возвысились в страданиях, и других, которые из-за них опустились. Умение раскрыть смысл боли и благородно принять вызов, который она нам бросает, – вот путь к счастью.

Пьер Безухов, Наташа Ростова, Андрей Болконский… через страдание центральные персонажи толстовской эпопеи становятся лучше. Их преображение радикально, и их счастье перед лицом жизни и смерти – абсолютно.

Без религиозного видения жизни невозможно постичь смысл боли. Варлам Шаламов и Александр Солженицын описывали бытие в советских концлагерях. Но какая разница! Шаламов, атеист, видит исключительно жестокость и бесполезное страдание. Солженицын, верующий, в муках обнаруживает величие человека, постигающего масштаб нравственного вызова, с которым он сталкивается, и встречающего этот вызов с высоко поднятой головой, с силой своей веры, надежды и любви.

Страдание – это тайна, это «таинство». Хочется встать на колени перед людьми, достойно встретившими жизненные испытания.

Помню своих бабушек и дедушек. Когда я был ребенком, я смотрел на них как на высших существ, потому что знал, что они пережили войну, Революцию, голод, изгнание, потерю родственников и друзей. В скорби они стали прекрасными, почти божественными.

Сердце, смиренно и терпеливо страдавшее, преображено божественным присутствием.

«Нет, это не я, это кто-то другой страдает. Я бы так не могла …».[2] Это слова Анны Ахматовой. В своем горе (муж расстрелян, сын в концлагере) поэт осознает величину полученного дара: в ней страдает Бог. Страдание – не простое посещение. Это приобщение к сокровенной жизни Бога.

Человек создан, чтобы быть любимым, и, как ни странно, эта любовь передается преимущественно через боль.

Нужно смирение, чтобы выйти из боли победителем.

Страдание – последняя проверка. С помощью страдания сердце человека обóживается.

 

ПРАКТИЧЕСКИЕ СОВЕТЫ

Золото испытывается в огне… Не ищи страдания, но, если оно постигнет тебя, не отчаивайся. Прими его с готовностью. Осмысли его.

[1] К. Маркс и Ф. Энгельс, Манифест коммунистической партии.

[2] А. А. Ахматова, Реквием, III.